Выход из режима самоизоляции, последствием которого стал спад в экономике,  это не только возобновление работы уже имеющихся предприятий, но и создание новых структур. Союз делового и культурного сотрудничества “Волга-Рейн” - один из проектов, деятельность которого, по мнению его президента Константина Маскевича, может стать успешной в том числе и потому, что экономика требует новых форм работы в бизнесе.

Какие сложности вы видите на пути успешного развития российского бизнеса?

Главная проблема нашего малого и среднего бизнеса - это то, что он строится по принципу catch and run - когда бизнесмен хочет схватить и убежать, урвать по-быстрому. Если вы просто хотите заработать на покупку дорогого автомобиля или не двухэтажного, а четырехэтажного коттеджа - то это не бизнес, здесь нет социального блага, и не будет перспективы. По большому счету, бизнес и компании в мире существуют не для зарабатывания, зарабатывание не главное, а в первую очередь для помощи людям в конкретной области, для решения их задач, удовлетворения потребностей. Как только мы об этом забываем, бизнес исчезает. Если мы помним о высокой миссии бизнеса, то к нам приходит успех. Хрестоматийным примером стала компания Майкрософт. Обозначив свою миссию “компьютер в каждый дом” много лет назад, они ведь её по сути выполнили. Они не ставили цель заработать миллиарды долларов, их цель была - принести пользу людям.

То есть бизнес - это про ценности?

Абсолютно. Только у ценностно-ориентированного бизнеса есть будущее. Какие могут быть перспективы у “жуликоватых маленьких фирмочек” (это цитата из Путина)? Ориентация на ценности одновременно дает горизонт планирования на много лет вперед.  

Выйдите в Германии из кафе и пройдите по улице - вы увидите таблички с именами компаний - этим компаниям по 100, 150, 180 лет - и таких табличек много. Нам тоже надо научиться работать на будущее, и тогда ради сиюминутной выгоды вы не сможете пожертвовать ценностями компании. Вы будете думать о будущем и строить бизнес на века.

Почему выбор пал на Германию?

Германия - самая развитая страна по технологии и организации производства. Если брать опыт - нужно брать у передовой страны. Это первая причина. Вторая причина, или лучше сказать, предпосылка - это историческая и культурная близость. Каждый десятый немец - русскоговорящий. А сколько у нас в стране немецких фамилий, и все эти люди - наши соотечественники. Россия - огромный рынок для Германии, который они ценят. В то же время Германия и Европа - рынок для наших углеводородов. 

На внутреннем рынке практически нет местной продукции, карантин показал, что мы довольно сильно зависим от поставок продукции из-за рубежа. Стоит ли завязываться на иностранную державу, если при любом катаклизме движение между странами может прекратиться?

Современная мировая экономика - это кооперация и разделение труда. Так сложилось и так будет и дальше. Мы сейчас - это углеводороды, немцы - технологии, китайцы - руки. Да, у нас не самое почетное место в этом разделении - место поставщика сырья, отчасти это можно назвать колониальной зависимостью - немного грубо, но точно. Можно работать над тем, чтобы наша функция в мировом разделении труда изменилась на что-то более технологичное, но разделения как такового не избежать - ни одна страна не способна делать все. Даже Штаты многое делают в Китае: в каждом айфоне 70% мирового труда, и только 30% чисто американского. Давайте искать пути сотрудничества, и тогда никто не сможет закрыть границы. В долгосрочной перспективе выигрывает все же тот, кто более открыт.

Вы много делаете для того, чтобы связать партнерскими отношениями немецкие предприятия и наши. У вас нет опасения, что немецкие партнеры разочаруются, столкнувшись с суровой реальностью в виде низкой производительности труда и культуры производства, недостаточным уровнем качества?

Не нужно недооценивать нашу промышленность, у нас немало предприятий с достойным уровнем культуры производства и качества продукции. Но и переоценивать наш уровень было бы неправильно. Если ничего не делать, закрыться от внешнего влияния, не перенимать новые технологии, мы с места не сдвинемся. Надо учиться качеству, обмениваться сотрудниками, выезжать и не отрицать мирового опыта. Только в сотрудничестве мы можем добиться повышения качества.

То есть у наших предприятий все-таки есть потенциал для выхода на европейский рынок?

Потенциал есть, и момент очень благоприятный. Китай стал токсичен на некоторое время, и сейчас европейские компании готовы размещать новые производства не в Китае. Хорошо бы не упустить этот шанс. Главное, чтобы мы могли предложить что-то конкретное нашим зарубежным партнерам.

А каким образом наши предприятия могут донести свои предложения до потенциальных партнеров в Европе?

Союз “Волга-Рейн” сотрудничает с сетями ТПП европейских стран. Зарубежные коллеги обратили наше внимание на то, что, при наличии конкретных предложений о сотрудничестве со стороны наших предприятий, они готовы помогать им в поиске партнеров по профилю, через ТПП своих регионов. Эта помощь бесплатна для наших предприятий. В странах Евросоюза есть немало организаций, сотрудники которых получают зарплату за то, чтобы как можно больше контактов и проектов состоялось, чтобы развивались торговые связи, появлялись совместные предприятия. Со своей стороны Союз “Волга-Рейн” готов оказывать поддержку в коммуникации с этими организациями. Для этого нужно просто обратиться в Союз, предоставить общую информацию о предприятии и описать суть запроса: хотите ли вы найти представителя в Германии или, наоборот, готовы быть представителем немецкого предприятия здесь, хотите ли вы закупать товар или оборудование или, наоборот, поставлять, ищете инвестора или партнера для организации совместного бизнеса.

У нас, начиная с 90-х годов, создавалось огромное количество совместных предприятий: и с Германией, и с Америкой... Но сейчас о них не слышно. На что опирались вы в своих расчетах, создавая Союз?

Совместные предприятия, которые выжили в 90-е годы, переросли сейчас в акционерные общества с участием иностранных акционеров. Таких предприятий у нас много. Это хороший вид бизнеса. Когда среди акционеров есть иностранные партнеры, они приносят свои технологии, стиль управления, понимание процессов.  Такой бизнес процветает. Однако хотелось бы заметить, что Союз “Волга-Рейн” - некоммерческая организация. Цель Союза - исходя из опыта, который имеется у его членов - помочь бизнесменам Чувашии и Поволжья в целом изменить подход к своему бизнесу с учетом мирового опыта.

Для того, чтобы функционировать, да даже просто поддерживать отношения с иностранными партнерами, нужно финансирование. Как вы собираетесь зарабатывать средства, если ваше предприятие некоммерческое?

Повседневные расходы на содержание офиса покрываются учредителями. Мы не ставим задачу заработать и окупить затраты в ближайшие годы. Однако, если в целом говорить о финансировании, по моему опыту - деньги всегда находятся под хороший, грамотно разработанный проект. На самом деле финансы в стране есть. Если вы попросите кредит в банке, вам с удовольствием дадут, но только под хорошую идею и хорошее обоснование проекта. У нас нехватка не финансов, а идей и проектов. Мы очень надеемся, что в ходе взаимодействия наших российских и зарубежных партнеров и при нашем активном содействии такие проекты появятся.

Источник: Советская Чувашия